17.09.2021

TLT1.RU

Тольятти сегодня – новости и события города

Сомнительная компетентность конкурсного управляющего для ТОМЕТа

Сомнительная компетентность конкурсного управляющего для ТОМЕТа

Крупнейший тольяттинский производитель метанола «Томет», объявленный 9 марта банкротом решением Самарского арбитражного суда, нашел нового управляющего, им стал Анатолий Селищев, об этом сообщает Мосмонитор.

Как известно, Томет обанкротился не по своей вине. Как заложник корпоративного конфликта между олигархом Мазепиным и акционерами ТОАЗа, Томет был признан солидарным ответчиком на сумму 87 миллиардов рублей, из которых 77 миллиардов достались ТОАЗу, а 10 миллиардов – Уралхиму. Суд назначил Уралхим для возмещения всей суммы ущерба, который возбудил исполнительное производство в отношении Tomet в сентябре прошлого года, а затем объявил о банкротстве успешной компании.

Приезд Селищева был оформлен эффектно. Под телекамерами местного телевидения группа из нескольких автомобилей подъехала к блокпосту «Тольяттиазот», где расположено производство «Томет».

Вместе с Селишевым приехали еще 17 человек, в основном сотрудники московского ЧОП с громким название – СБП «Президент». Весьма вероятно, что эта охранная организация связана с Уралхимом и может охранять его объекты.

Как позже признался сам Селищев в беседе с представителем ТОАЗа, он ожидал от ТОАЗа боевых действий и препятствования его допуску на предприятие, для чего обеспечил себе принудительное сопровождение.

Служба пропусков ТОАЗ выдала пропуска всем сопровождающим, о которых заранее сообщил Селищев, и после обязательного инструктажа по технике безопасности разрешила каждому войти на предприятие.
Только адвокат, который также сопровождал Селищева, не мог войти на предприятие, для чего Селищев заранее не заказал пропуск. Понимая, что добраться до опасного производственного предприятия ему непросто, юрист немедленно позвонил юридическому директору «Уралхима» Дмитрию Татьянину и сообщил о происшедшем.

В компании Селищев провел короткую встречу с некоторыми сотрудниками Tomet, пообещав никого не увольнять и сохранить существующую зарплату.

В некоторых СМИ, среди заслуг Селищева отмечается ученая степень кандидата экономических наук, членство в крупной СРО – НП «МСО ПАУ», а также то, что Селищев в 2016 году стал лауреатом национальной премии по управлению государственной собственностью «Арбитражный управляющий года».

Однако при ближайшем рассмотрении биографии нового конкурсного управляющего Селищева, появляются вопросы.

Во-первых, невозможно найти докторскую диссертацию Селищева, если таковая имеется. Во всяком случае, его не нашли ни в поиске на сайте ВАК, ни в электронных каталогах Российской государственной библиотеки. Простой поиск в Интернете тоже не дает желаемого результата. В Интернете нет следов самой диссертации. Из научных публикаций, причитающихся кандидату наук, есть только одна за 2012 год, посвященная исполнению госконтрактов в рамках гособоронзаказа, в которой есть ссылка на другую публикацию Селищева 2007 года. В Интернете нет найти любые другие результаты научных исследований Селищева.

Во-вторых, Селищев на самом деле не был лауреатом государственной национальной премии в области управления имуществом в номинации «Арбитражный управляющий года» в 2016 году, как утверждают СМИ, дружественные «Уралхиму».

Но самое смешное – это утверждение, что благодаря Селищеву «десятки успешно реализованных процедур временного и конкурентного управления предприятиями в различных регионах России». К счастью, результаты деятельности администраторов банкротства относительно прозрачны, так как их отчеты о проведенных процедурах находятся в открытом доступе в Едином федеральном реестре информации о банкротстве (ЕФРСБ).

Факты таковы. Всего у Селищева 22 завершенных процедуры: 7 конкурсных процедур, 15 процедур наблюдения. Ни одна из процедур Селищева не привела к финансовому оздоровлению или реабилитации должника. В подавляющем большинстве случаев претензии кредиторов не были урегулированы в рамках процедур банкротства, а судебное разбирательство длилось много лет с незначительным количеством требований. Почти в половине дел о банкротстве задолженность по заработной плате оставалась невыплаченной, но Селищев почти всегда получал зарплату.

Соответственно, у Селищева нет эффективных процедур банкротства, если, конечно, ликвидация предприятий, невыплата заработной платы и невыплата требований кредиторов считаются успешными. Селишеву также не хватает опыта в управлении компаниями, сопоставимыми по масштабу операций и активов с Tomet.

Появившись с помпой на Томете в сопровождении ЧОП и журналистов, обещая светлое будущее профсоюзному коллективу, объявив о новом эффективном инвесторе, Селищев оказался в очень щекотливой ситуации. Как известно, что слово не воробей.

Скорее всего, не имея самостоятельного опыта управления опасным химическим производством, Селищев в ближайшее время приведет сотрудников предприятий Уралхима в Томет, что в условиях корпоративного конфликта, заложником которого является Томет, будет выглядеть как минимум неэтично.