02.12.2021

TLT1.RU

Тольятти сегодня – новости и события города

Что осталось за скобками в интервью конкурсного управляющего ООО "Томет"

Что осталось за скобками в интервью конкурсного управляющего ООО “Томет”

Недавно агентство РАПСИ опубликовало интервью с Арбитражным управляющим «Томета» Анатолием Селищевым, в котором он рассказал о «перспективах нормализации работы» предприятия, в отношении которого была введена процедура наблюдения. Интервью действительно впечатляет: в практике арбитражных управляющих чаще сообщать информацию кредиторам, чем СМИ. Учитывая, что единственный кредитор – «Уралхим» Дмитрия Мазепина – уже получил всю информацию от предложенного им менеджера, остается вопрос: а кто аудитория? Будем считать, что мы с вами, а значит разберемся и поймем суть конфликта.

«Томет», как известно, невольно остается в центре корпоративного конфликта между «Уралхимом» и «Тольяттиазотом» (ТОАЗ). Конкурсный управляющий Селищев предположительно занял позицию одной из сторон. Сам Селищев говорит, что «Тольяттиазот» оказывал «Томету» ряд услуг, включая охрану его имущества, помощь специалистами, проведение ремонтных работ и оказание другой технической помощи. Технологически ТОАЗ и «Томет» имеют определенные взаимосвязи, что в первую очередь связано с расположением «Томет» на одной площадке с ТОАЗом. Но нет никаких доказательств того, что отношения между «Тометом» и ПАО ТОАЗ строились не на договорной, возмездной основе, что соответствует требованиям закона.

Как пишет издание Собеседник, «Томет» был признан судом солидарным должником по иску «Уралхим». Однако опрошенные юристы подвергли это решение критике – российское законодательство не предусматривает ответственности юридических лиц по долгам их учредителей (акционеров, выгодоприобретателей).

Кстати, стоит помнить, что менеджер отчитывается об успешно завершенной работе и отладке всех процессов, но «Томет» была успешно развивающейся компанией только до тех пор, пока не были поданы иски против «единственного кредитора», то есть третьего лица, в итоге дело перетекло в более крупный судебный процесс.

Отметим, что в 2019 и 2018 году компания была стабильна, доходы росли, но в 2020 резко ушла в минус после многомиллионного иска.

По некоторым данным, документ о финансовых данных был подготовлен не самим Селищевым, а небольшой консалтинговой фирмой из Воронежа. И в данном случае «небольшой» – это даже преувеличение: по открытым данным официального ресурса ФНС, компания «Финансы и право» в 2020 году не имела доходов, а в 2019 году ее прибыль составила всего 2,5 млн рублей. Единственный участник «Томет» (Триумф Девелопмент) представил к настоящему отчету мнение профессора экономики МГУ, доктора экономических наук, подтверждающее невозможность его использования для установления признаков банкротства. Однако этот вывод не был принят судом, и на допросе профессора, приглашенного в суд судьей Л. Исаковой было отказано.

Селищев отмечает, что «Помимо полномочий конкурсного управляющего, которые определены законодательством о банкротстве, кредиторы возложили на меня дополнительные обязанности по обеспечению хозяйственной и производственной деятельности ООО «Томет». Затем менеджер подробно рассказывает о том, что именно после его приезда удалось вернуть компанию в нужное русло. Однако сложно понять, в чем заключается «оздоровление» компании. По некоторым данным, за последнее время было принято на работу всего 5-7 новых сотрудников. Ядро команды «Томет», включая производственный персонал, не изменилось. То есть все процессы на момент приезда Селищева были на месте, компания работала стабильно.

Однако управляющий утверждает: «Что касается производственного персонала, мы сохранили коллектив, в целом производственный персонал квалифицированный. Текучки персонала нет, все происходит в рамках обычного движения кадров. Но мы усиливаем производственную часть, наняли недостающих специалистов (прим. ред – тех самых семерых, не имеющих , в прочем, отношения к производству). С 1 марта я поднял зарплату производственным рабочим на 10-15%».

Правда, зарплаты в «Томет» в целом были выше рыночных. Хотя именно здесь временный руководитель компании действительно смог показать выдающийся результат.
Дело в том, что по инициативе Селищева 1 апреля было проведено собрание кредиторов, повестка дня которого включала два вопроса: 1) продолжение хозяйственной деятельности ООО «Томет»; 2) увеличение вознаграждения Селищева с 30 до 350 тысяч рублей. То есть на порядок (в отличие от обычных сотрудников, получивших прибавку всего на 10-15%). По состоянию на 1 апреля единственным кредитором был «Уралхим», проголосовавший за оба пункта повестки дня.

Кроме того, вызывает сомнение и наличие у Селищева ученой степени кандидата экономических наук, о которой неоднократно заявлялось. Ни автореферата, ни каких-либо упоминаний его научной деятельности не содержится как на официальных ресурсах, например, Российской государственной библиотеке, так и на просторах интернета.

После того, как на Селищева был наложен штраф за надлежащее поведение в процессе, он подал иск о признании недействительными контрактов с ТОАЗ на поставку сырья и ресурсов для производства «Томет». Но даже самый лояльный к «Уралхиму», Самарский арбитражный суд не смог найти оснований для своего удовлетворения и был вынужден отказать в иске.

Ни одно основное интервью не будет полным без позитивного «прогноза на будущее», и это тоже не разочаровывает. На вопрос «Что будет по окончании процедуры банкротства?», менеджер рассказывает про все хорошее.

«Однозначно, что работа предприятия не прекратится, рабочие места будут сохранены, налоговые отчисления будут производиться в текущем или еще большем размере. Моя стратегия ведь заключается не только в том, чтобы провести качественные ремонты, привести в порядок запущенное оборудование, но она нацелена на перспективу – как я сказал, продуктовый портфель будет диверсифицироваться, под этот проект мы будем принимать решение о строительстве новых мощностей на заводе. В разработке находятся и другие проекты. Это работа, рассчитанная на длительное время. Кроме того, после предыдущего руководства осталось много недостроя, не запущенных проектов, которые лежат мертвым грузом. Мы сейчас их реализуем и будем принимать по ним решения», – подчеркивает Селищев.