27.05.2022

TLT1.RU

Тольятти сегодня – новости и события города

Елена Скрынник: Работа с Путиным - колоссальный опыт

Елена Скрынник: Работа с Путиным – колоссальный опыт

Экс-министр сельского хозяйства откровенно о работе в правительстве, импортозамещении и кризисе в интервью Комсомольской правде.

В последний раз в экономическую турбулентность мы угодили во время мирового финансового катаклизма 2008 года. В самый тяжелый для экономики России 2009 год Министерство сельского хозяйства возглавила Елена Скрынник. И уже тогда аграрии показали: во время кризиса тоже бывает рост. Вытащит ли сейчас село нашу экономику, поможет ли нам ипортозамещение – об этом и многом другом в эксклюзивном интервью с экс-главой Минсельхоза Еленой Скрынник.

Корр.: – Елена Борисовна, давайте для начала разберемся вот в чем. Постоянно в разных источниках возникают предположения, что вы давно уехали из России, мол, с нашей страной вас ничего уже не связывает. Тем не менее я без труда нашел вас в Москве, мы сейчас общаемся в вашем офисе в самом центре города. Так вы уехали за границу или нет?

Елена Скрынник: – Я живу в Москве. И здесь же очень много работаю. Занимаюсь проектами в агропромышленном комплексе, в лизинге. Есть много интересных проектов в медицине – развиваю высокие технологии. Поэтому все эти разговоры о моем отъезде за границу – совершеннейшая неправда.

Корр.: – Хорошо. Если вы так активно вовлечены в экономику нашей страны, обращусь к вам как к эксперту. Нет ли у вас ощущения, что Россия сейчас на ключевом перепутье: либо мы что-то срочно придумаем и рванем вверх из кризиса, либо нас ждет судьба СССР? Государства, которое не смогло пережить низких цен на нефть…

Елена Скрынник: – Считаю, что в нынешней непростой ситуации нужно быть сдержанным оптимистом. На основании данных агентства Bloomberg, мы находимся на 12-м месте по индексу инновационных экономик. Согласитесь – это не последнее место. К тому же само агентство – очень авторитетное, признано во всем мире. И такая оценка России показывает, в каком направлении нам следует дальше развиваться.

Убеждена, что у нас есть все возможности, чтобы преодолеть спад. Только для этого нужно, как всегда, расставить приоритеты.

Корр.: – Определить самое главное и сосредоточиться на этом?

Елена Скрынник: – Совершенно верно. Первый приоритет – национальная безопасность. Второй – это гарантированная социальная поддержка россиян. И третий приоритет – развитие экономики.

Продукты вместо нефти

Корр.: – Президент не раз отмечал, что сельское хозяйство – это одна из немногих отраслей экономики, где сейчас есть рост. Но он же не может быть сам по себе. Откуда взялась такая прочность у аграриев?

Елена Скрынник: – Все началось с национальных приоритетных проектов. Развитие агропромышленного комплекса – один из них. В результате мы вышли на положительные показатели по растениеводству, по экспорту пшеницы, по производству сахарной свеклы, мяса птицы, свинины, подсолнечника. Как говорил Столыпин, дайте России спокойствия в течение 20 лет, и вы ее не узнаете. Так вот, нам хватило и десяти лет. Благодаря национальному проекту удалось перевернуть ситуацию в сельском хозяйстве, и сейчас эта отрасль на первом месте в экономике России. Считаю, что ХХ век был сырьевой эпохой, все вертелось вокруг энергоносителей. В ХХI веке, я убеждена, на первое место выходят продукты питания. Нефть можно заменить альтернативными источниками энергии. А чем вы замените еду? И есть много желающих прибрать к своим рукам нашу землю, воду, наши продовольственные ресурсы. Поэтому у России немало недоброжелателей – им нужны наши возможности.

Корр.: – То есть продукты – это наша новая нефть? Даже войны могут быть за еду?

Елена Скрынник: – Абсолютно верно. Но если говорить о всемирной продовольственной безопасности, то я вижу в этом будущее нашей страны. О том, что мы станем крупнейшим производителем продуктов питания, было заявлено еще в 2009 году на съезде стран – участниц ФАО (организация, куда входят крупнейшие экспортеры продовольствия, это как ОПЕК для нефтедобывающих стран. – Авт.).

Корр.: – Многие наши читатели не знают, но именно тогда, когда вы руководили Минсельхозом, в России был введен запрет на «ножки Буша». Сложно было принять такое решение?

Елена Скрынник: – Это было одно из самых сложных решений. Без поддержки со стороны премьер-министра, нашего куратора – первого вице-премьера, это было бы невозможным довести до конца. Когда я пришла в Минсельхоз – одна из первых встреч была с производителями мяса птицы. Они сразу же поставили вопрос: необходимо закрыть границу России для некачественного мяса птицы. И речь шла в том числе о поставках из США так называемых «ножек Буша». Все это обрабатывалось хлором, подвергалось длительной заморозке. Некачественная это была продукция и цены соответствующие. Неоднократно в этих «ножках Буша» находили сальмонеллез. Плюс у нас появилась программа развития отечественного птицепрома. Все указывало на то, что необходимо было закрывать границу от «ножек Буша». А их ввозилось к нам на 1 миллиард долларов в год. Представляете, какая это сумма! Но благодаря усилиям моих руководителей мы сумели закрыть границу для некачественного мяса. Так у нас стартовало собственное производство. И сегодня мясо птицы производится в разы больше, чем в те времена.

Корр.: – То есть мы теперь собственные «ножки Буша» можем куда угодно поставлять?

Елена Скрынник: – Россия это уже и делает. Мясо птицы давно идет на экспорт. Для этого мы в Минсельхозе даже специальные поддерживающие меры вводили. Но и внутри России от таких решений только плюсы. Во многих регионах страны люди забыли, что курица бывает замороженной. Всегда есть возможность купить охлажденное качественное российское мясо. Без хлора и сальмонеллы.

Корр.: – Сейчас бы нам ваш опыт. За прошлый год продуктовая инфляция в России больше 15%. Может, дадите какие-то советы, как с ростом цен сейчас справляться?

Елена Скрынник: – Очень важное направление – это нефинансовые меры поддержки сельского хозяйства. Они эффективны. Нужны стагнированные (по сути – замороженные. – Авт.) цены на минеральные удобрения. Сложное решение, но мы в свое время смогли его принять. Плюс серьезная поддержка растениеводства. Снижение цен на горюче-смазочные материалы (ГСМ) – в среднем минус 30%. Затем всевозможные неналоговые платежи, которые можно отменить для аграриев. Когда есть четкое понимание и управление отраслью в ручном режиме плюс работа с региональной властью – все это приводит к тому, что рост цен тормозится. Такие меры были эффективны во время засухи. Убеждена, что можно их использовать и сейчас.

Корр.: – Правительственный опыт помогает вам сейчас?

Елена Скрынник: – Конечно. Это колоссальный опыт. У меня есть полное понимание макроэкономики, как устроены многие процессы. И теперь я выступаю экспертом в некоторых изданиях не только по сельскому хозяйству, но и по другим направлениям экономики. Конечно же, использую опыт и в своей деятельности – я говорю о проектах в агропромышленном комплексе, медицине, лизинговой деятельности. Огромное спасибо за то, что у меня была возможность работать в команде правительства Владимира Владимировича Путина.